Очерки

Очерки

Следующий поезд

Юридическая наука (в том числе, и отечественная) по разным причинам переживает не самые счастливые свои годы. «Три слова законодателя и целые библиотеки отправляются в макулатуру…», как грустно и уже давно отмечали немцы. И ныне российская доктрина, пытаясь, с одной стороны, «спуститься» со сверхабстрактных пандектных  высот, а с другой – «подняться» из комментаторских трясин, постоянно и без явного пока успеха ищет, нащупывает новые отправные точки, новые базовые плацдармы, с которых право, как социальный феномен, вдруг откроется (наконец-то!, где же так долго?!) неожиданной, волнующей и прекрасной, всеобъясняющей страной разумности, добра и справедливости… Иногда блеснет на научном горизонте искорка, но это далеко не значит, что заполыхает вокруг, может, просто курит кто-то… И в поисках новых идей и подходов иногда совсем не стоит «перебирать старые и забытые вещи на чердаке или в подвале». Есть смысл, вероятно, и, пожалуй, очень и очень немалый, сойти глубокой ночью с теоретического поезда (все уже знакомы, все рассказано, спето, съедено и выпито) на неизвестной станции и, вместо удаляющихся фонарей последнего вагона обязательно появятся новые, иные огни…

Есть такая удивительная наука – этология. Действительно и бесспорно – наука, которая в силу украденного у ней времени (в углу долго стояла с табличкой «лженаука») занимается не поисками собственного предмета и метода, а действительно важными и теперь крайне необходимыми проблемами. Проблемами, которые лишь отчасти проистекаемы из отношений фауны и полностью – из социума «индивидуумов», объявившихся себя и себе подобных (кстати, не всех почему-то) «венцом». Формат настоящей реплики не делает необходимым долго и нудно объяснять что есть наука этология, пусть для каждого, кто пожелает останется возможность удивиться и, возможно, порадоваться. Этология – это наша «матрица», зазеркалье, наше, в какой-то мере, прошлое и будущее. Небоскребы и воздушные судна, плотины и дороги, многое другое, объективное и субъективное (как известно со времен «Истории животных» Аристотеля) в людской жизни не более чем заимствования и интерпретации. Важны даже не возможности научных результатов этологии для «человеческой» экономики, социологии, психологии, не менее (а может быть и более!) важны для осмысления юридического бытия. Юридическая этология как научная прикладная дисциплина вкупе с «классическим» методологическим инструментарием философии и теории права позволит исследователям по меньшей мере вырваться из самими же исследователями выстроенной доктринальной клетки, позволяющей лишь философию извлекать из философии, теорию из теории… Теория права, гражданское, уголовное, административное и любое иное (даже спортивное – оле-оле-оле) право могут получить неизученный, многообразный, крайне полезный и незаменимый эмпирический материал. Этот материал и этологические методики, преломленные в специальную оснастку юридической этологии могут (и должны!) предоставить правовой науке возможность не доказывать свою научность, а в конечном итоге помочь праву во всех его проявлениях занять то достойное в системе человеческих ценностей место, которое давно уже пустует. Спасибо.